?

Log in

No account? Create an account
марка

eg_marka


"Египетская марка" - тотальный комментарий


Previous Entry Share Next Entry
№ 77
сфинксы
alik_manov wrote in eg_marka

Ночью, засыпая в кровати с ослабнувшей сеткой, при свете голубой финолинки, я не знал, что делать с Шапиро: подарить ли ему верблюда и коробку фиников, чтобы он не погиб на Песках, или же повести его вместе с мученицей — мадам Шапиро — в Казанский собор, где продырявленный воздух черен, сладок.

Обязательное:

Слово «финолинка», значение которого легко восстанавливается из контекста комментируемого фрагмента («ночная лампа»), нам больше нигде не встречалось. По предположению коллег, это слово, возможно, представляет собой искажение от «филаменка» (filament lamp (англ.) — лампа накаливания).

О коробке фиников, посылаемой неимущей жительнице северной столицы см. в мемуарном очерке Василия Розанова о Владимире Соловьеве: «Раз я его застал только что вернувшегося из поездки. На столе лежала коробка фиников. Он дал звонок и, передавая коробку мальчику, дал ему адрес, по которому он должен был снести ее. Кто это? — спросил я маши­нально.— Старушка одна. Одинокая и бедная. Я давно ее знаю и вот уже ско­лько лет, когда приезжаю в Петербург, вся­кий раз посылаю ей фиников. Мне это ничего не стоит, а ей отрадна мысль, что она не забыта”».

Называние измученной бытовыми заботами жены Николая Давыдовича Шапиро «мученицей» — первое звено в религиозной (христианской) цепочке ассоциаций, с помощью которых О. М. будет развивать тему «маленького человека» в нескольких последующих эпизодах «ЕМ».

Прояснение финального микрофрагмента комментируемого отрывка происходит при его сличении со следующим отрывком из «Шума времени»: «Характерно, что в Казанский собор, несмотря на табачный сумрак его сводов и дырявый лес знамен, я не верил ни на грош» (2: 350 – 351). В Казанском соборе на Невском проспекте размещалось 107 французских знамен — трофеев 1812 года; они-то и превращают воздух собора в «продырявленный». А «сладким» его, вероятно, делает дым от курений во время службы. Ср. также в ст-ниях О. М. «Сестры – тяжесть и нежность, одинаковы ваши приметы…» (1920): «Словно темную воду, я пью помутившийся воздух» и «Бежит волна — волной волне хребет ломая…» (1935): «А через воздух сумрачно-хлопчатый…».

Иудеям-Шапиро вход в Казанский собор был недоступен, что придавало мечтам мальчика-О. М. дополнительную степень фантастичности.