?

Log in

No account? Create an account
марка

eg_marka


"Египетская марка" - тотальный комментарий


Previous Entry Share Next Entry
№ 233
сфинксы
alik_manov wrote in eg_marka

            Знакомо ли вам это состояние? Когда у всех ваших вещей словно жар; когда все они радостно возбуждены и больны; рогатки на улице; шелушенье афиш, рояли, толпящиеся в депо, как умное стадо без вожака, рожденное для сонатных беспамятств и кипяченой воды...

 

            В комментируемом фрагменте развивается аналогия между творческим процессом и болезненным, лихорадочным состоянием человека, в которое метонимически вовлекаются все окружающие его предметы. Для передачи этого состояния автор «ЕМ» воспользовался словарем раннего Маяковского. У О. М. — вещи «радостно возбуждены и больны»; у Маяковского в «Облаке в штанах» (1915) — он сам «прекрасно болен». Ср. также многочисленные у Маяковского изображения безумства и «бунта вещей» (первоначальное заглавие его трагедии «Владимир Маяковский» (1913), где описывается, между прочим, как «заскачут трамваи» и «мир зашевéлится в радостном гриме», и где «музыкант не может вытащить рук // из белых зубов разъяренных клавиш»). В черновике к «ЕМ» перечень уличных реалий был несколько иным, чем в итоговом варианте: «...рогатки на улице, еврейские похороны с черн‹ыми›(?) гробами, рояли, толпящиеся в депо, как умно‹е› бесполое стадо, рожденное в мире сонатных беспамятств и кипяченой воды...» (2: 579). О теме похорон в «ЕМ» ср. комм. к фр. № 2, № 112 и др.  Уподобление творчества болезни находим, например, в ст-нии О. М. «Чуть мерцает призрачная сцена…» (1920): «Театральный легкий жар».

            «Рогатка — продольный брус со вдолбленными накрест палисадинами, для преграды пути <…> Околица, окоп, огорожа вокруг города, с проездами. Перенять стадо за рогатками — за заставой, за внешними городскими воротами» («Словарь В. И. Даля»).

               О «шелушении афиш» ср. в ст-нии О. М. «Я не увижу знаменитой “Федры”…» (1915): «Вновь шелестят истлевшие афиши…» О «шелушении» как об одном из проявлений заразной болезни ср. комм. к фр. № 127. Кроме прямого значения в комментируемом фрагменте словом «шелушение» характеризуется болезненный творческий процесс. Ср. в ст-нии О. М. «1 января 1924»: «А переулочки коптили керосинкой, // Глотали снег, малину, лед. // Все шелушится им советской сонатинкой, Двадцатый вспоминая год» (перекличка отмечена в: Ronen: 306).

            О звере-рояле ср. фр. № 147 и комм. к нему. В комментируемом фрагменте это сравнение уточняется: рояли сопоставляются здесь с большими животными из стада (лошадьми? быками и коровами?). Кроме того, они уподобляются трамваям у ворот депо (ср. в детском ст-нии О. М. «Все в трамвае» (1926): «Красноглазой сонной стаей // Едут вечером трамваи» и в наброске к его несохранившемуся ст-нию «В Париже площадь есть — ее зовут Звезда», где, впрочем, фигурируют «машин стада») и, может быть, «черным гробам» (ср. выше в комм. к настоящему фрагменту). О кипяченой воде ср. фр. № 6 и комм. к нему. «Рояли» с «кипяченой водой» объединяется через не упоминаемый в комментируемом фрагменте графин для певца.  




  • 1
Для нас «депо» ассоциируется с местом сбора под одной крышей паровозов или трамваев.
Однако долгое время депо означало просто склад.
На таких складах крупных музыкальных инструментов их продавали или давали на прокат.
«Отец фортепианной музыки» Клементи был не только автором сонатин для рояля (см.комментарий к фрагменту № 147), но и богатым владельцем такого депо.
Ср. Р.Геника «История фортепиано в связи с историей фортепианной виртуозности» Москва, 1896:
«Жизнь Фильда в доме Клементи не была легкой и приятной;
он и в Лондоне и в Петербурге был, чем-то вроде приказчика в музыкальном депо Клементи; он должен был разыгрывать на выставляемых там инструментах и пробовать фортепиано для покупателей»
Из-за постоянной путаницы с родом (моя рояль у Даля, мой рояль – у других) в черновике стадо роялей было «без пола», а стало «без вожака» в отсутствии приказчика депо.

Старое значение депо еще помнил В.Каверин в «Открытой книге»(1946):

"Депо проката роялей и пианино" - вот как назывался этот дом, в котором
я лежала и поправлялась, хотя врач-генерал объявил, что я непременно умру. Я
и прежде знала, что в нашем городе существует такое депо. Это была первая
вывеска, которую мне удалось самостоятельно прочитать, и я на всю жизнь
запомнила большие белые буквы с веселыми хвостиками на ярко-зеленом фоне.


спасибо, очень здорово!

«Музыкальное депо» забыто точно так же, как «женщина-врач». В.Гаршин, так как его жена, носила значок «Ж.В.» знал ,что это
значит, а наш современник Нерлер, уже обессмертивший зубного врача Страшунскую-Хволис в своих примечаниях к «Ем» - нет.
Он выбрал ее, так как она женщина врач в современном понимании.
Хотя носительницы этого значка на груди по-нашему были гинекологи-педиатры. О.М.пытался помочь понять это будущему читателю, обозначив специализацию мадам Страшунер:«практиковала по детским болезням», а не по зубным.


Заметим, что умное стадо в чем-то перекликается с многоярусным стадом из стих-я "Как народная громада..." Это по поводу образа стада у О. М. И вроде бы в отрывке нет отрицательных общеязыковых коннотаций слова "стадо".
А. Е.

Совершенно верно, но связь здесь через умное устройство рояля,
подобно тщательно сконструированному многоярусному кораблю
Ср. Адмиралтейство:

Ладья воздушная и мачта-недотрога,
Служа линейкою преемникам Петра,
Он учит: красота — не прихоть полубога,
А хищный глазомер простого столяра.

и
Многоярусное стадо
Пропыленною армадой
Ровно в голову плывет:

Телки с нежными боками
И бычки-баловники,
А за ними кораблями

  • 1