?

Log in

No account? Create an account
марка

eg_marka


"Египетская марка" - тотальный комментарий


Previous Entry Share Next Entry
№ 235
сфинксы
alik_manov wrote in eg_marka

и летят в подставленный мешок поджаристые жаворонки, наивные, как пластика первых веков христианства, и калач, обыкновенный калач, уже не скрывает от меня, что он задуман пекарем как российская лира из безгласного теста.

 

               Ср. у К. Ф. Тарановского: «…“подставленный мешок”, в который падают “поджаристые жаворонки” (законченные отрывки произведений или оформленные образы?), становится частью авторского “поэтического багажа”. К образу “поэтического мешка” Мандельштам вернется еще раз в “Разговоре о Данте”: “...вместо того, чтобы взгромоздить свою скульптуру на цоколь, как сделал бы, например, Гюго, Дант обволакивает ее сурдинкой, окутывает сизым сумраком, упрятывает на самое дно туманного звукового мешка” <…> Характерна для Мандельштама и “хлебная образность” в последнем абзаце приведенного отрывка. И “поджаристые жаворонки” (конечно, не птицы, а “сдобные булочки в форме птиц”, все же остающиеся причастными птичьей образности второго абзаца) и калач, задуманный пекарем как российская лира из безгласного теста — не что иное, как аналоги художественных произведений и поэтического творчества. Еще в 1922 году Мандельштам развил “хлебную образность” в следующем стихотворении: <“> Как растет хлебов опара, // По началу хороша, // И беснуется от жару Домовитая душа. // Словно хлебные Софии // С херувимского стола // Круглым жаром налитые // Подымают купола. // Чтобы силой или лаской // Чудный выманить припек, // Время — царственный подпасок — // Ловит слово-колобок. // И свое находит место // Черствый пасынок веков — Усыхающий довесок // Прежде вынутых хлебов <”>. Ключ к иносказательному плану этого стихотворения дается поэтом в образе “слова-колобка”, восходящем к народной сказке из собрания Афанасьева. Фольклорный колобок-поскребыш (ср. “усыхающий довесок”) спасается песенкой (“Я по коробу скребен / По сусеку метен” и т. д.) от косого зайца, серого волка и косолапого медведя и попадается в пасть — лисице» (Тарановский: 54 – 55, 57).

            Жаворонков из теста пекли 22 марта, на праздник весеннего равноденствия (Сороки, Сорок мучеников). Птичек раздавали детям, а те произносили заклинание: «Жаворонки, прилетите // Студену зиму унесите. // Жаворонки, прилетите! // Красну весну принесите! // Нам зима-то надоела, // Весь хлеб у нас поела // Нет ни хлеба, ни картошки, // Самовар стоит на окошке, // Чай я выпил, сахар съел, // Самовар на кол одел». Иногда в одну из запеченных птичек клали монетку, тот, кому она доставалась, должен был быть счастливым целый год. Считалось, что в этот день прилетало 40 птиц, и первой среди них был жаворонок. Ср., например, у Гончарова в «Обломове»: «В марте напекли жаворонков, в апреле у него выставили рамы и объявили, что вскрылась Нева и наступила весна». «Первые века христианства», возможно, упомянуты в связи с событиями 320 г. 1 века н. э., когда мученической смертью погибли 40 воинов (Сорок мучеников) Каппадокийской когорты, отказавшись отречься от Христа. Наивность жаворонков в таком случае символизирует простодушие первых верующих, а также чистоту их веры. Ср. в позднейшем ст-нии О. М. «В лицо морозу я гляжу один…» (1937): « И снег хрустит в глазах, как чистый хлеб, безгрешен». Но, скорее всего, говоря о наивной пластике «первых веков христианства» О. М. подразумевает византийскую и древнерусскую иконопись. Ср. в мемуарах Н. Штемпель:  «Мы пошли в Третьяковскую галерею… Но осмотр оказался, к моему удивлению, очень коротким. Осип Эмильевич, не останавливаясь, пробежал через ряд залов, пока не разыскал Рублева, около икон которого остановился. За этим он шел».   

            «Калач (от “коло” — “колесо”) — круглый белый хлеб, пшеничный сгибень с дужкой, из жидкого теста» («Словарь Брокгауза и Ефрона»). Ср. о колесе в черновике к фр. № 232. О калаче ср. в ст-нии Некрасова «Вор», цитируемом в комм. к фр. № 107. Выпеченный из «безгласного теста» «калач-лира» представляет собой усложненный вариант метафоры «безгласная лира». Ср., например, в ст-нии Э. Губера «На смерть Пушкина» (1837): «Но пусть над лирою безгласной // Порвется тщетная струна // И не смутит тоской напрасной // Его торжественного сна» и в ст-нии Вяземского «Смерть жатву жизни косит, косит...» (1841): «Как много уж имен прекрасных // Она отторгла у живых, // И сколько лир висит безгласных // На кипарисах молодых». Ср. также о бублике в позднейшей «Четвертой прозе» (1930) О. М.: «…для меня в бублике ценна дырка. А как же с бубличным тестом? Бублик можно слопать, а дырка останется» (3: 178).




  • 1
Лира из теста фигурирует во 2-м действии "Сирано де Бержерака" Ростана (оно называется "Кондитерская поэтов").

Если бы Рублев следовал канонам Византии, он никогда не стал бы Рублевым.
Главное достижение Андрея Рублева ( XV в)- его красочная палитра, сопоставимая с шедеврами живописи Возрождения, начинавшегося в это время в Европе.
Комментируемый фрагмент весь посвящен не живописи.
Печеные фигурки птиц и калачи в виде лиры делаются лепкой , пластикой и относятся к скульптуре (искусство создания объемных или рельефных изображений).
Существует большое наследие византийских барельефов – «пластика раннего христианства», выполненная в IX -XI - веках, которая хранит печать примитива и ученичества.
Непонятно, ссылка на 40 мучеников взята из истории Христианства или относится к описанию одному из барельефов в отделе Византийского искусства Эрмитажа. Tриптих с изображением «сорока мучеников» и святых воинов поступил в собрание Эрмитажа в 1928 г. из собрания П. П. Шувалова.
Он действительно напоминает примитивные изображения на русских пряниках и праздничных печеных жаворонков . В исполнении фигур мучеников заметна скованность копииста.
Барельефы по кости домашних животных, судя по множеству находок в Херсоне и некоторых других городах, служили для изготовления небольших диптихов, для украшения шкатулок, погребальных покровов, дверей и др. Изображения, которые встречаются на таких пластинках, изображают и фигуры святых, но значительно чаще — птиц и животных, иногда фантастических. Не подлежит сомнению употребление этих предметов в более широких — скорее всего, городских — слоях общества.
Для подавляющего большинства этих предметов характерна утрата ясности сюжета, обычно распадающегося на отдельные компоненты, так же как исчезает на многих пластинках представление о пропорциях фигур, повороты которых не всегда оправданы.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000048/st034.shtml
Из многочисленных античных литературных источников известно, что становление христианства проходило в первые века в ожесточенной борьбе с массой распространившихся в Империи культов и сект, некоторые из которых по популярности даже превосходили христианство.

Трулльский собор (691-692 гг.) категорически воспретил изображения животных на кресте или возле него, тем не менее в образцах мелкой пластики они встречаются в собраниях музеев Европы.

Распятие из слоновой кости. IX в., Германия или Сев. Италия.
Детали - агнец (или телец?) в центре креста, символизирующий Спасителя.


А про "Якорные пни поваленных дубов звериного и басенного христианства" из стихов об Армении здесь не надо?
А. Е.

  • 1